Кудрявцев А. - «РЕКВИЕМ «ВЫМПЕЛУ». Мысли о прочитанном.

21 ноября 2017 - пресс-центр

 

«РЕКВИЕМ «ВЫМПЕЛУ»

Мысли о прочитанном.

 

   В мире происходит множество событий, и в каждом из этих событий живут и действуют люди. После того, как эти события заканчиваются тем, или иным образом, кто-то их участников этих событий делится своими воспоминаниями о прошедших делах, и своём участии в них.

   Я перевернул последнюю страницу книги «Реквием «Вымпелу», Автор которой был непосредственном участником совершенно неординарных событий последней четверти ХХ-го века. Самое первое впечатление, которое появляется ещё в ходе чтения этой книги – неужели человек может пережить всё то, что он описывает, и остаться нормальным человеком? Вчитываясь в страницы этого произведения, и зная Автора лично, понимаешь – ДА, и сам Автор, и те люди, которые окружали его, не смотря ни на, что, и вопреки всему, остались совершенно нормальными и адекватными людьми. Да, руководство КГБ СССР смогло найти таких людей, организовать их обучение, психологически подготовить к тому, что может их ожидать в будущем. Всё это, так сказать, технология подготовки личного состава будущего элитного подразделения «Вымпел». Вопрос в другом: Что именно подвигло высших руководителей на саму идею создания подобного спецподразделения? Казалось бы, что относительно спокойные 70-е годы прошлого века не давали особого повода для создания «Вымпела», как, кстати, и отряда «Альфа». И, поэтому особое внимание следует обратить на личность генерала Ю. И. Дроздова, который смог предвидеть, что подобное структурное подразделение «Вымпел» окажется совершенно необходимым для выполнения специфических боевых задач, которые не в силах выполнить ни одно из имевшихся в то время подразделений специального назначения. Отсюда Автор с таким уважением рассказывает о генерале Ю. И. Дроздове – вечная ему память и слава. Вообще, следует сказать, что Валерий Юрьевич с большой теплотой и уважением рассказывает о своих товарищах, вне зависимости от того, кем по должности или по званию был человек, который вместе с ним либо учился, либо выполнял ту, или иную боевую операцию. Особо следует отметить, что Автор не выпячивает заслуг «себя любимого» на фоне остальных сотрудников «Вымпела». Это придаёт ещё большое уважение к Валерию Юрьевичу.

   Всё, что было написано выше – это, так сказать, прелюдия к основному впечатлению, которое произвела на меня книга. В советской, и в современной российской историографии афганские события освещаются настолько скупо, что совершенно непонятно из-за чего разгорелся весь этот «сыр-бор». Из этой книги, я – современник этих событий – смог узнать и причину ввода наших войск на территорию Афганистана, и причину, мягко говоря, не совсем удачных  действий нашего «ограниченного контингента советских войск».

   Ярко описана картина штурма дворца Амина. Особое внимание привлекло даже не описание самого боя, как токового, а та тщательная подготовка к нему. Попытка «решить вопрос» одним точным снайперским выстрелом. Да, и сам штурм – огненная, страшная «красота» работы установки «Шилка», от которой всё вокруг превращается в продырявленный хлам. Запоминается закопанный танк, в котором не оказалось снарядов для пушки, что почти не привело к срыву всей операции. Ярко и эмоционально описано состояние раненого человека, которого санитарная машина доставляет в полевой госпиталь, а затем самолётом переправляют в московский госпиталь. Всё это придаёт особый характер всему повествования, и во всём этом есть неподдельная правда.

   Описание второй командировки в Афганистан запоминается тем, что Валерий Юрьевич рассказывает о возможном пути, который мог бы привести к миру на земле Афганистана. Нормальное человеческое общение советских советников и афганских полевых командиров, принявших путь служения своему народу, а не потворства тем, кто науськивал их на борьбу против советских солдат. Особое впечатление производит тщательность и дальновидный расчёт предстоящего уничтожения неприступной крепости. Внедрение бочек со взрывчаткой, установленной на длительное, многочасовое замедление на срабатывание, путь бойцов спецназа к этой крепости, и, вообще, боевое содружество советского спецназа и спецназа Афганистана.

   Обидное чувство возникает, когда читаешь заключительные строки этого честного рассказа о работе «Вымпела» в Афганистане. Находясь уже на грани победы в этой десятилетней войны, из-за предательства самого высшего руководства страны, нашим и полевым войскам, и командам специального назначения пришлось уйти из Афганистана. А, это не могло означать ничего другого, как признания напрасности всех жертв, которые пришлось принести советским войскам. Хоть об этом не говорится впрямую, но явно прочитывается между строк, что были преданы и те афганцы, которые искренне поверили нам, и пошли за нами в этой войне.

   «Умный обожает учиться, а дурак – учить…» Эти строчки Булата Окуджавы вспомнились мне, когда я читал главу «Тропа Че Гевары». Казалось бы, в Подмосковной Балашихе отряд «Вымпел» прошёл все стадии учёбы. Кто ещё и чему бы смог научить этих элитных бойцов. Однако, если есть кто-то, и где-то тот, кто знает и умеет что-то какое, чего не знают эти суперпрофессионалы «Вымпела», то не грех поучить ещё, и ещё. В книге «Боливийский дневник» рассказывается о тех трудностях, что выпали на долю отряда Че Гевары в горах Боливии. Эта глава из книги Валерия Юрьевича рассказывает, что помогло отряду Че Гевары преодолеть встретившиеся на его пути трудности. Добавив к своему уже немалому опыту ещё и «Тропу Че Гевары» вымпеловцы стали тем подразделением, для которого уже не было невыполнимых заданий. Хотя рассказ об учёбе на Кубе, и рассказ о действиях группы «Вымпел» в Никарагуа – это две отдельных главы в этой книге, для меня они слились в единое повествование о революционной борьбе в странах Центральной Америки. И по этой причине нельзя не отметить повествование о никарагуанском юноше Ригоберто Лопесе. Это, пожалуй, одно из двух мест во всей книге, где эмоции хлещут через край. Особенно эмоциональное восприятие этой главы чувствуется, когда слушаешь её на аудиодиске в исполнении профессионального артиста. Слушая, или читая этот рассказ, а также притчу о русиче, защитнике своего Рода, вспоминаешь слова Антуана де Сент-Экзюпери: «Умереть можно лишь ради того, ради чего следует жить». Именно ради этого пошёл на смерть молодой парень Ригоберто Лопес.

   В насквозь прозаичном и автобиографическом повествовании, как ни странно, притчи смотрятся настолько естественно, что не вызывают ни малейшего отторжения. Кто  пишет  кровью  и  притчами,  тот  хочет, чтобы его не читали, а заучивали наизусть. В горах кратчайший путь -- с вершины на  вершину;  но  для этого  надо иметь длинные ноги. Притчи должны быть вершинами: и те, к кому говорят они, -- большими и рослыми. (Фридрих Ницше «Так говорил Заратустра»). Как бы это не показалось странным, притчи, приводимые Валерием Юрьевичем, действительно заслуживаю того, чтобы их заучивали наизусть. Они придают специфическую окраску всему произведению.

   Последние две главы «Реквиема…» читаются с болью в душе. Как могло высшее руководство нашей страны дойти того, чтобы использовать «Вымпел» в карательных целях? События в Тбилиси, в Баку, в Ленкоране – это грубейший просчёт во внутренней политике руководства СССР, и расплачиваться за этот просчёт пришлось элите спецназа ПГУ КГБ СССР. Но, даже в таких сложнейших обстоятельствах офицеры «Вымпела» смогли не уронить своей чести, и не стать примитивными карателями. Особенно это наглядно видно по событиям в Ленкоране. Лишь благодаря их умению вести разговор «по душам» с людьми самых различных убеждений им удалось добиться, что значительная часть похищенного оружия было возвращено на армейские склады.  

   В заключении этого короткого отзыва о книге Валерия Юрьевича Киселёва «Реквием «Вымпелу» задам два, возможно, риторических вопроса: Может ли личный состав подразделения «Вымпел», подготовленный к выполнению, практически, любой «невыполнимой задачи» являться «смыслом Земли»? Если это так, то справедливо ли будет сказать о них, что каждый из них является СВЕРХЧЕЛОВЕКОМ?

«Сверхчеловек – смысл земли. Пусть же ваша воля говорит: да будет сверхчеловек смыслом земли!» (Фридрих Ницше: «Так говорил Заратустра»).

   Старший прапорщик в отставке. В прошлом «Сотрудник спецназначения КГБ СССР» Анатолий Кудрявцев.

 

    

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий
�������@Mail.ru