За Чертой — Валерий-Киселёв.рф

                                                                                                                                         Мистическая притча

Валерий Киселёв.

22 июня 2012 года.

 За Чертой.

 

         У каждого из нас когда то возникает момент, когда ты приближаешься к той Черте, после, которой ничего не будет… Всё! И ты, такой вечный и любимый, уже стоишь на краю… Жизнь пролетела, как мгновенье.

         Если представить, хотя бы попробовать представить, о чём думает человек перед смертью и попытаться узнать эти мысли… — то тогда при жизни мы смогли бы ответить на очень многие вопросы.

         Утром, проснувшись, принимаешь душ, завтракаешь, целуя детей, убегаешь на работу… А потом, в середине дня, — катастрофа, авария, удар молнии, или повстречается дурак, стрельнувший, взорвавший или уронивший с крыши кирпич. И вот тебя, через несколько часов после пробуждения утром, такого счастливого и вечного, уже — нет! Что думал человек в эти часы перед Чертой, которая подвела  Итог Всему под сделанным и несделанным? Было ли у человека, уходящего сегодня утром какое-то предчувствие, хоть какая-та капля тревоги? Мог ли он в этот день, отказавшись от всего нужного и важного, просто остаться дома?

         Вы скажете: "Это — судьба!"  Каждому уготовано своё… Вдруг когда то внезапно рухнет мост на котором собрались люди? Но тогда это обрушение тоже должно произойти не случайно… И только не случайно! Может быть Судьба долго и настойчиво и каждого по отдельности не случайно вела именно на этот мост… И привела именно в это время! Все здесь, на мосту, в это мгновение собраны Провидением! А если это — так, — то Судьба должна подготовить душу к этой Черте? Если, конечно, она — "не злодейка". И она же, кроме того, должна дать человеку какой-то сигнал или тревоги, или  сигнал счастья?

         Если нас кто то ведёт, то пусть хоть раз отнесётся к нам с уважением...

         Никто и никогда на этот вопрос не ответит. Тот кто жив, этого ещё не прошёл. Тот, который перешагнул Черту, рассказать уже не сможет...

         И никто не знает: как далеко ты отстоишь от перехода в другое состояние… Потому что именно это расстояние и есть самое  удивительное проявление жизни.

         Кто-то из великих и умных сказал: "Рождаясь человек знает точно только одно: что он умрёт. Всё остальное ему неведомо, он не знает, как будет проходить его жизнь..." Он не знает будет ли он богат и здоров, любим или жить в ненависти, счастлив в семье или мучиться каждый день. Всё это, по своему — открытия которые предстоит совершить только самому человеку. Он сам ответит на вопросы: Почему? Зачем? И ради чего? А пока он знает лишишь только то — что жизнь конечна!

         Как же это удивительно и странно, что человек рождённый с таким множеством инстинктов, обладает  всего лишь одним знанием.

         А если ещё вдуматься в то что, обучаясь всю жизнь, человек получает знания, которые все до одного являются сомнительными! Мы уже даже уверены, что со временем каждая аксиома, принятая ранее великим умом вдруг превращается в абсурд или начинает иметь обратную величину… Это касается и науки, и человеческих отношений. Незыблемо только одно первоначальное знание — о смерти. Что же это такое? Постоянное и неотвратимое?

         Не знаю кто, зачем и как позволил мне заглянуть за эту Черту? Но я обязан рассказать о том, что я знаю точно! И я видел, как это происходит!..

         А может мне это кажется? И я не знаю этого… Но… Судить Вам.

         Некое видение, наваждение поглотило меня. Переварило. Наполнило ощущениями и эмоциями и заставляет говорить об этом. Приказывает поделиться, наверное, с уверенностью, что никто в это не поверит. Правильно! И не верьте! Но всё же — послушайте.

         Совсем недавно произошло это в океане при одном из моих погружений под воду. Я давно и с большим удовольствием занимаюсь подводным плаванием и при любой возможности ныряю с аквалангом.

         Вода. Глубины морей и озёр, как это тянет к себе… Неотвратимое наваждение. Рождаясь из воды, на восемьдесят процентов состоя из воды и, будучи не в состоянии без воды жить, человек испытывает несказанное удовольствие при погружении с аквалангом в морские просторы.

         О суше человеку известно многое... Меньше всего он знает об океане, поэтому, наверное, и больше всего мечтает о нём.

         Не умея летать по воздуху над землёй, человек умеет "парить в воде", наслаждаясь своей силой и мощью. Плотность воды держит его, как птицу в воздушном потоке. Он летит! Вода вокруг него и вода в его теле поддерживает в гармонии с самим собой и неизвестной до сих пор природой преодоления пространства и времени. Только здесь под водой, более чем в другом месте, он может ощутить силу единения с природой, а может и с чем то непознанным! От этих ощущений, и от красот подводного мира остаётся впечатление что ничто не сравнимо с пребыванием в мире воды.

         Вода морских глубин — это колыбель жизни, отсюда вышла биологическая плоть. Но вода океана — это и — смерть, одно неверное движение человека под водой, и ничто его не спасёт… Вода внутри тела и вода вокруг  - это и привело меня к Черте, и позволило за неё заглянуть...

         Подтолкнуло к этому и то, что, когда я был ещё совсем ребёнком, и мне было примерно лет пять,  я утонул… Правда, меня спасли и откачали, но вода того огромного фонтана, в котором я тогда так неудачно искупался, наверное из меня никогда до конца и не выйдет… Может быть, именно поэтому погружение на глубину 30-40 метров с аквалангом и полёт в пространстве красоты и величия океана однажды и отключило мне сознание...

          Я поплыл дальше уже в  каком-то своём, неведомом, и, как мне казалось, внутреннем мире, но это был мир пространства и времени. Вместе с тем всё было настолько ощущаемым и реальным, что я хорошо запомнил происходящее.

         Как буревестник, умеющий часами парить в небе, даже не взмахнув крыльями, я летел в океанском просторе, пронизывая пространство и время. Тело моё было расслаблено. А ум и сознание, наоборот, обострено и живо. Красоты моря и огромное незнакомое небо-океан с искрами необычайных небесных звёзд слились в одном неповторимом пейзаже. Я знал, что именно в этот момент меня кто-то переводит через некую  Черту. Большего покоя и блаженства я ранее никогда не чувствовал.

         Единственная мысль была в голове: "Если умирать — такое блаженство, то почему никто не торопится это сделать? А-а! Просто никто не знают этого… Ведь за этой Чертой — Неведомое!"

         В этом плавном и вместе с тем стремительном парении со мной разговаривал кто-то, кого  я не видел. Но большего Друга и Учителя, по своим ощущениям, я не встречал. Я испытывал к Нему полнейшее доверие и был наполнен умиротворённостью. Его голос звучал и снаружи, и внутри меня и вёл, вёл за собой… А я шёл, вернее парил за ним — счастливый, одухотворённый и уверенный в том, что другого пути и быть не может.

         Мы добрались с моим Провожатым до какого-то определённого места, в котором было уютно и очень надёжно, и стали беседовать. Вернее говорил Он, а я, расплываясь в счастливой улыбке, — слушал. Каждое его слово входило в меня, как будто бы это была моя собственная мысль. Но странное дело — самих слов не существовало… это был разговор на каком-то телепатическом уровне. Всё о чём я думал раньше, то чего боялся в мыслях, считая их какими то неверными и даже крамольными по отношению к происходящему со мной звучали сейчас, как непререкаемая Истина.

         "Неужели я умер?", — пронеслось у меня в голове, — "Так почему я этого не заметил? Почему ничего не произошло? Не произошло ни утром, когда нежась в кровати я обнимал жену, ни на берегу, когда мы укладывали в лодку снаряжение? Не произошло, когда подставив лицо ласковому солнцу, под гул мотора я рассматривал белокрылых чаек. И после, когда нежная и вечная вода окутала тело при прыжке с борта катера?.."

         Размышляя над этим, я довольно комфортно расположился в какой-то очереди, которая была для меня ощутима и даже, вдруг, стала понятна её цель, но ни одного человека рядом я не видел. Я ощущал присутствие многих живых существ и по бокам от меня, и спереди, и сзади. Это было некое единое биологическое поле...

         Но… Вот открытие! Почему сейчас я не вижу никого рядом?..  Я понял:! "В этом огромном мире, окружённым со всех сторон людьми, я — одинок!"

         Это особенно ощущалось в той очереди, где все рядом, и — ни одного на самом деле с тобой нет. Так, наверное, происходит и в реальной жизни? Мы, окружённые близкими, друзьями, просто живущими вокруг — одиноки, бесконечно одиноки… Одиноки в пространстве и во времени. А самое главное — одиноки в поисках себя самого. Даже высказывания самых близких тебе людей, их советы, помощь, оказанная от души или из чувства долга, воспитанного кем то ранее, доходит до твоего сознания с корректирующими элементами твоего собственного восприятия. И приходит понимание того, что чаще всего, в сути сказанного ты согласен, а в частностях — нет. А позже, когда начинаешь разбираться в мелочах, убеждаешься что твоя Суть — другая. О чём бы и когда бы с тобой не говорили, ты всегда мыслишь и думаешь иначе. Лишь из-за того, что ты — существо общественное, ты киваешь головой, соглашаешься, дабы не было конфликта… Да из-за чего спорить? С тобой говорит всего лишь человек, который тоже находится в поисках Истины. Нашёл он её или нет, в независимо от его авторитета, ты знать не можешь… Даже если он её нашёл — это не твоя история. Поэтому и возражать и горячиться — смысла нет. А если НЕ нашёл — то тем более, это — не существенно. Именно этот момент как раз и подтверждает Великое и Глубочайшее одиночество каждого человека среди людей.

         Живут все вместе, а умирает человек в Одиночестве!

         Почему же данное открытие происходит лишь за Чертой? Что, разве это не было известно мне  раньше? Разве не ощущал ты при жизни отсутствие понимания, нужной поддержки и искреннего, не показного, именно искреннего сострадания? Кем бы ты не был: большим и важным, или  - не очень, — тобой пользуются Все, выжимая из тебя больше и стараясь отдать меньше. Все: и далёкие от тебя и близкие… Этот закон "утечки  внутренних сил и эмоций", оказывается, не имеет ничего общего с известным законом "о сохранении энергии".  Вроде бы энергия и тут, и там. Энергия души, эмоций и чувств, а равно и твоих ощущений не учитывается известными научными открытиями и подтверждает, что нет постоянных знаний человечества на сегодняшний день, которые через какое то время не будут низвергнуты и разрушены. Нет смысла спорить о правильности теории Дарвина или Божественного происхождения. И другие теории, и ещё десяток следующих, наверное так же придуманных, грядущих на смену нынешним — будут так же разрушены и осмеяны… Точно так же, как мы, сегодняшние, иронизируем над великими открытиями учёных древности: о трёх китах, слонах, поддерживающих землю. О боге  Зевсе и Атлантах, поддерживающих небо. Или алхимиках, которые превращали свинец в золото. На уровне знаний тех лет — это были величайшие умы. Придёт время, и божественная теория сотворения мира и эволюция Дарвина  будут всего лишь красивыми мифами далёкого прошлого… Наши потомки будут зачитываться этими неповторимыми сказками и любить их, как мы -сегодняшние мифы о Геракле и Одиссее...

         И эта крамольная, по всем нашим канонам, мысль исчезла из головы и стала аксиомой. А потом, как оказалось очень НЕ неожиданной и простой.

         В этой очереди не было границ, но справа от меня чувствовалась какая-то притягивающая сила. А вот впереди, куда я шёл, понимая цель и нисколько не сопротивлялся этому, потому что меня несло туда подводное  течение, находилась та огромная энергетическая сила: стремления всех до одного людей и всех до одной религий. Там было сосредоточение счастья и горя всех без исключения живших, живущих и даже ещё не рождённых на этой земле. Там же находилась и часть меня самого и всей моей предыдущей жизни. Удивительно, но при всём при этом я не спешил туда. Я вообще не стремился попасть туда. То ли я был ещё не готов, то ли я боялся каких-то, уже понятных для меня вопросов. Странно, но всё происходящее не волновало меня. Мне никто и ни в чём не препятствовал. Я даже мог повернуть назад и вернуться… Но при этом я испытывал такое удивительное безразличное блаженство, что что-либо предпринимать, противодействовать ощущению, к которому всю жизнь стремился, было просто нереально. Я медленно стал смещаться в сторону и, наконец, увидел то, что было с краю. Это оказалась бездонная пропасть, не имеющая границ ни слева, ни справа, ни вдали. Только край, на котором я и застыл, растерявшись от великолепия открывшейся картины.

         Сияние серебряных, неярких, успокаивающих лучей исходило из бездны. Полосы магического света завораживали, некоторые из них были ближе, некоторые дальше. Но каждая из них и все вместе они представляли картину ранее никогда не виданную мною на земле.

         Я блаженствовал на краю. И вдруг понял: "То, куда меня несло течение, к разговору с Кем-то — это только мои исходные и приобретённые знания. Ни с кем сейчас разговаривать не нужно. И все мы двигались куда-то туда, для последнего разговора, — только из за своего незнания… Мы просто не представляли себе, что может быть по другому. Здесь, оказывается, в этом течении, в озере наших душ, нет — ни праведных, ни грешных. Никто с нами не собирается ни разговаривать, ни судить нас, ни призывать к ответу. За этой Чертой нет ни плохой стороны, ни хорошей. Есть единая, одинаковая для всех нас, очень неодинаковых, граница, за которой мы уже сами все всё знаем. И здесь мы все — равные...

         Страха не было. Да и не было и других чувств, кроме покорности и умиротворения.

         И мне захотелось прыгнуть в эту бездну. Я хорошо понимал, что более безопасного поступка, чтобы прыгнуть в бездонную пропасть, не существует. Даже более опасно прыгнуть на земле с маленькой табуретки, потому что возможно подвернуть ногу или удариться,… а здесь!..          Никакой опасности! Если в пропасти нет дна, до которого ты никогда, никогда не долетишь, значит и никогда, никогда не ударишься. Более безопасного прыжка и вообразить себе невозможно.

         Я представил, что этот последний прыжок должен быть красивым… И, оттолкнувшись от несуществующего берега, сложил своё невидимое тело "ласточкой" и полетел...

         Если кто либо в своей жизни прыгал с парашютом, или хотя бы катался на качелях, — он поймёт меня. Это состояние полёта-невесомости, когда ты падаешь вниз и паришь какие то мгновенья в воздухе, мало с чем можно сравнить по ощущениям… Замирание сердца и восторг полёта...

         Вот почему человек  приходит на землю без крыльев и не может летать и парить в небе, как птица, и испытывать чувство невесомости. Это для того, что бы ярче и более неповторимым стало ощущение полёта за Чертой. Вечного полёта за Чертой!

         Даже на качелях, русских горках, парашютах и самолётах в человеке всегда чувство радости от полёта сопряжено с чувством страха об успешном завершении. Это не даёт возможности раскрыться полностью. Здесь же было не так… Нарастающая скорость и блаженство в полёте, состояние и невесомости и одновременно стремительности движения захватило меня так, что больше ни о чём думать не хотелось...

         Промелькнула лишь единственная мысль:"Самые счастливые на земле — это птицы. Они умеют летать при жизни..."

         Сколько времени я летел и находился за Чертой, я не знаю. Мне казалось, что очень долго. Шли минуты, часы, годы. Они слились для меня  в вечность...

         Когда я поднялся на борт лодки, ужас и тревога людей, находящихся со мной на погружении, были огромны. Оказывается, я находился под водой более пяти часов. Человек, который был со мной в паре при погружении, как то незаметно и неожиданно потерял меня. Сначала он подумал, что по какой то причине я поднялся наверх. Затем, сам поднявшись на поверхность и увидев, что меня нет, он заволновался и организовал поиски. Ныряли и искали все, но безрезультатно...

          Воздуха в моём акваланге было всего минут на сорок, и уже после всех расчётов по времени, что воздух закончился, мои друзья продолжали активно прочёсывать пространство под водой. Хорошо, что на нашей лодке было несколько запасных аквалангов, полностью забитых воздухом. По прошествии нескольких часов поисков, все уныло сидели в покачивающемся на волнах большом катере и молчали, не решаясь уехать с этого места...

          И вдруг, неожиданно для всех, совсем рядом с лодкой появилась моя голова! Когда я под удивлённые и непонимающие взгляды вскарабкался на борт, проверили воздух в баллонах… В них ещё был запас воздуха минут на двадцать! Самые опытные аквалангисты посчитали, что произошла какая-то неполадка с оборудованием и компрессор закачал необычайно большой резерв воздуха, но большинство сказали, что это — чушь, такого быть не может… Но факт оставался фактом: я был под водой более пяти часов.

         На все расспросы о самочувствии и своём ощущении я отвечал абсолютно спокойно. Я вообще не понимал, что за переживания охватили моих друзей: "Ведь меня, не было всего то несколько минут..." — думал я с полной уверенностью. Поэтому о своём необычайном пребывании за Чертой я в этот момент и не размышлял и поэтому никому не чего не сказал… Осмысление произошло позже, когда я сложил воедино все события,  произошедшие со мной в то утро и день, рассказы моих друзей и необычайную уверенность в том, что я знаю что-то, чего ещё не знают они.

         Значит я был там — за Чертой!

         И следующий мой переход будет очень прост. К такому полёту я готов.

    

 

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий
�������@Mail.ru